Экспедиция в АЛТАЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ БИОСФЕРНЫЙ ЗАПОВЕДНИК. ВРЕМЯ ОТКРЫВАТЬ

По случаю начала сезона познавательных путешествий «Белые пятна».

Алтай многоликий, разнообразный – слышим мы часто. Но каждый ли сюда приезжающий эту многоликость, многогранность, щедрость Алтая видит?

Горный Алтай не миновала судьба масс-маркетовского туризма: исхоженными тропами по местам must visit, с посещением популярных view point, где получаются красивые селфи… Всё это имеет место быть, но наш Алтай – он другой. Это пространство не для «массового потребления».

Наш Алтай – неизведанный, глубокий. Экспедиционный. Мы обращаемся к научно-исследовательским традициям, сложившимся на Алтае, и продолжаем его изучать – вслед за неутомимыми блестящими Гмелиным, Миллером, Костровым, Радловым, Потаниным, Ядринцевым, Сапожниковым, Сильницким…

Одна из наших непростых увлекательнейших задач – найти Алтырское царство. И кое-что мы уже сделали в поисках затерянного города в северных джунглях Алтайского заповедника.

Познавая белые пятна Алтая, мы с отвагой первооткрывателей познаем и себя. В каждом из нас тоже полно белых пятен. Алтай помогает по-настоящему услышать свой внутренний голос, проторить путь к себе. Даёт простые ответы на сложные вопросы и очень быстро исполняет самые заветные желания. И неважно, как это работает. Результаты впечатляют способных оценить.


Экспедиции

СКАЧАЙ АУДИОГИД
и послушай трек №36
об Алтайском государственном
природном заповеднике


Организатор проекта:
Сания Шкарбань

Главный редактор:
Галина Михайлова

Фотографии:
Павел Меняйло
Павел Лёгких
Александр Дьяченко
Данил Ерофеев
Сания Шкарбань

Дата публикации:

2 июня 2022
Вид с Белинских террас на Алтын-Туу
Алтайский государственный природный биосферный заповедник
Почти 9 тыс. кв. км. 10% от размера всей Республики Алтай, что сопоставимо с площадью целых государств – например, Кипра или Пуэрто-Рико. Здесь обитает почти 60 исчезающих видов животных. 326 видов птиц. 1,5 тыс. видов растений. 250 из них – эндемики, 120 – реликты. Закрытая территория, в которую можно попасть по спецпропуску и перемещаться строго по регламенту.
Поехали!
Дорога на Алтай всегда в духе крещендо: эмоции нарастают, красота природы зашкаливает, голову кружат запахи алтайской весны. Приближаемся к Телецкому. Не проходит ощущение, что встретим медведя, становится немного жутковато и страшно. Заезжаем в охотничий магазин за фальшфейером и «сигналом охотника». На душе становится спокойнее.

Наша небольшая команда, съемочная группа: продюсер Сания Шкарбань, режиссер Павел Меняйло, операторы Александр Дьяченко и Павел Легких – работает над научно-популярным фильмом об Алтае и его неизведанных местах. Вооружившись картами – «Хорографической чертежной книгой Сибири», составленной именитым картографом Семеном Ульяновичем Ремезовым в XVII веке, и современным изобретением – квадрокоптером, спешим на Телецкое, пока еще нет высокой травы. Ничто не должно помешать поискам затерянной крепости, возможно, принадлежащей древнему Алтырскому царству. Она, судя по карте, была здесь, на территории нынешнего Алтайского заповедника.
Фрагмент карты Семена Ремезова 17 века
Хрусталь Телецкого
Рассвет в Артыбаше с радостью встречают даже «совы». Да, на Телецком самое красивое – это рассвет и закат.

Пять часов утра. Восхитительно розовое небо на востоке. Мы – совершенно окрылённые. Тем, что наше приключение, которое так долго ждали, начинается!

К нам присоединяется потомственный сотрудник Алтайского заповедника Данил Ерофеев. Катер несёт нас вперёд.
– Данил Сергеевич, остановите здесь! Поснимаем!
– Данил Сергеевич, а можно мы вот здесь запустим коптер?!
– А можно с меньшей скоростью двигаться?
– Данил, а прибавьте-ка скорости!
Данил Ерофеев – представитель заповедной династии
Мчим и вдруг чувствуем: льдина.

Лёд на озере образовался в силу совпадения нескольких факторов: полный штиль и заморозки ночью. Тонкий, миллиметра два. Это всё, что осталось от долгой зимы. Мы трогаемся, слышим неимоверной красоты хруст и начинаем любоваться, снимать хрусталь Телецкого озера. Необыкновенное явление!
Лед на Телецком
Местные называют этот тончайший лёд «салом». Он сверкает, блестит, на нём – узоры: то огромные перья, по два-три метра, то малюсенькие завитушки. Так мороз зимой рисует на окнах.

Катер рассекает ледяную гладь. По сторонам хрустальным бисером разлетается лёд. Телецкое дарит нам эффектное, эстетское зрелище. Невероятное запечатлено, снято. Второго дубля здесь не бывает.

Алтайская природа удивляет своими неожиданными проявлениями. Казалось, знаем Телецкое в самых разных его состояниях и уже ничто не может поразить, но нет! – первозданная природа преподносит сюрприз. И ты начинаешь жить в этом стремительном непредсказуемом потоке, наслаждаться. И вдруг пропадает вечное желание управлять в жизни всем.

Вспоминается четверостишие Омара Хайяма:
Много лет размышлял я над жизнью земной.
Непонятного нет для меня под луной.
Мне известно, что мне ничего не известно! —
Вот последняя правда, открытая мной.

Один из пирсов Артыбаша
Алтын-Кёль («золотое озеро») – так алтайские аборигены испокон веков называли Телецкое. Золото в бассейне озера есть и в коренном залегании, и в россыпях. Здесь находили самородки весом около килограмма и более. Но главное богатство Телецкого в другом – почти лишённая минеральных примесей ультрапресная вода, прозрачная на глубину до 15 метров.
Алтай заповедный как инсайт и прекрасная жемчужина
Перед нами открывается мыс Артал. Где-то на нём затерянная крепость, которую мы ищем. Когда найдём, неизвестно, но поиски нас уже окрыляют.
Поиски оборонительных укреплений у мыса Артал
Насколько же путь к неизведанному и ощущение первопроходца оживляют нас! Делают человека человеком. Глаза – горят. Эмоции, чувства, мысли – сплошь инсайты. Лучший персональный и групповой инсайт-коучинг, который только можно выдумать.
С Иваном Шичковым на скале у мыса Артал
Мыс Артал на Телецком озере разделяет кордон Челюш и поселок Беле. С мыса открывается вид на дельту и долину реки Чулышман, хребет Алтын-туу, южную оконечность Телецкого озера. На мысе находилось фортификационное сооружение. Город Алтырь в виде каменной крепости с башнями изображен на чертёжной карте Сибири XVII века известного русского картографа Семёна Ремезова. Научные сведения о городе-крепости впервые оставил Николай Ядринцев, в 1878 и 1880 годах побывавший на Алтае. Посещение Артала возможно только в сопровождении сотрудника заповедника.
В поисках неизвестного, неизученного среди гор и тайги включается другое мышление, нестандартное. Ты идёшь не проторенными дорогами. Возможно, именно поэтому после таких экспедиций, после таких приключений с людьми начинают происходить хорошие изменения. Когда ты заражён и заряжен идеей поиска, у тебя просто нет времени на депрессию, стресс, которые – едва ли не главная проблема нашего времени.
Павел Меняйло на мысе Артал
Но право находиться на заповедной территории нужно заслужить. Об этом разговариваем с Ириной Зинкевич, художником, идеологом и организатором традиционного «Яблочного Спаса» в Яйлю.
Ирина Зинкевич и Алтын-туу
На берегу Телецкого Ирина пишет этюд с натуры – хребет Алтын-туу – и рассуждает о том, что человек призван своим Создателем в этот мир на Его условиях, соответствовать Его замыслу. Преобразуя, а не разрушая. Творя, а не уничтожая.

«Никто из нас не в состоянии повторить хотя бы маленький кусочек Земли, воды, растений, которые сотворил для нас Он. К чему идем мы? С одной стороны, хотим видеть заповедный берег, с другой – комфорт. Так не бывает! Природа заповедников должна быть первозданной, а это значит, что любой вид туризма должен развиваться на ее условиях, а не на наших. Заповедники должны жить по заповедям Творца: не навреди, спаси и сохрани, люби! Земля уже предупреждает: «Человек, остановись!» Пандемия показывает наглядное кино символами масок на лицах, отсутствием запахов и добровольной тюрьмой, в которую село человечество», – говорит Ирина Зинкевич и рекомендует книгу Макаровой-Мирской «Апостолы Алтая». В ней повествуется о жизни и трудах священнослужителей Алтайской духовной миссии и о восприятии Алтая как чудного создания Божьего, прекрасной жемчужины в венце Его творений.

«Здесь по-другому смотришь на цену вещей, – делится с нами сотрудник Алтайского заповедника, дайвер Роман Воробьев. – То, что является привычным для людей, живущих в городе, живущих карьерой, чем-то очень важным, тут совершенно теряет смысл. Здесь удача – это сходить за водой на родник, наколоть дрова, посмотреть в шторм, что происходит с корабликом. Суета отходит, нет ежедневной гонки. Происходит исцеление души. Озарение. Инсайт. Заповедник меняет судьбу, преображает, делает лучше. Это замечательно на самом деле».
Алтайский заповедник – первая и пока единственная в России особо охраняемая природная территория, которая развивает и поддерживает дайвинг как вид экологического туризма и имеет в своем составе Станцию подводных исследований.
Дайв-станция на Телецком носит название «Зазеркалье». Недаром. Профессионалам и любителям подводного плавания открывается невидимая сторона жизни Золотого озера, непонятная непосвященным.
Роман Воробьев, «Зазеркалье»
Дайверы Телецкого достигли отметки в сто метров, тем временем свет в озере не проникает глубже 15 метров. «На десяти уже легкий сумрак, на двадцати – вечная ночь, – рассказывает Роман Воробьев. – Параллельный темный мир. Наверху светло, зелено, безлимитный воздух, а там темно, холодно, много страшного. Но всё как мы любим!»

Роман Воробьев тоже заряжен идеей найти Алтырское царство. Но мечтает сделать это с воды, с помощью Телецкого. Быть может, озеро хранит артефакты, способные пролить свет в поисках древнего города – золотого царства?
Пройдёт ли медведь?
«Если в начале пьесы на стене висит ружье, то к концу пьесы оно должно выстрелить», – примерно так писал Антон Павлович Чехов в своем письме к литератору Александру Лазареву-Грузинскому. В начале нашей «пьесы» были фальшфейер и «сигнал охотника».

Не в первый раз отправляясь в мае по диким местам в округе Телецкого, мы на все сто были уверены, что медведей увидим. И конечно же, они нам повстречались! Квадрокоптер оказался наготове, и нам удалось поснимать медведей на склоне горы. Мы радовались, как дети! Великая удача!

Около часа видео-фиксировали милое зрелище: наши герои выковыривали корешки и уплетали их, тёрлись о деревья, медвежата играли друг с другом, боролись. Заметив неопознанный летающий объект, медведица созвала мишек и заботливо увела их в укромное местечко.
Медведи на склоне горы
Добрались мы до водопада Аю-Кечпес (в переводе с алтайского: «Медведь не пройдёт»), а там сломанный аншлаг «Въезд запрещен». Начали его осматривать, обнаружили следы от когтей и укусов медведей. Медведь прошёл! Дерево, возле которого аншлаг стоял, звери тоже облюбовали: хорошо об него потереться!

Места дикие – медведи повсюду, рядом. И то, что наши защитные средства не «выстрелили», лишь дело случая.
Проделки медведя у водопада Аю-Кечпес
Склоны алтайских гор удивляют путешественника не только косолапыми хищниками. Весенний Алтай соблазняет цветением маральника – рододендрона Ледебура. Это уже своего рода праздник, ставший международным брендом. Как цветение сакуры в Японии. Шикарный пышный кустарник играет на солнце всеми оттенками фиолетового и розового.
Цветет маральник
Одни берега – в маральнике, другие – в черемухе, яблонях, миндальных и грушевых деревьях. Когда меняется ветер, теплый воздух стекает с горы и приносит с собой ароматы всего цветущего. Ощущения – необыкновенные! Будто вдыхаешь невероятно дорогой селективный парфюм. По-весеннему теплая, элегантная черёмухово-миндальная цветочная волна. Безумно фантастический запах!
Цветение сливы на кордоне Беле
Лучше природы не создать никому. Это особенно осознаёшь на Алтае – здесь великое многообразие ароматов. Запахи самого тёплого места в Сибири – кордона Беле никогда не перепутаешь, например, с запахами Курайской степи. А майские ароматы совсем не такие, как, например, августовские. Природа, как и мы, меняется и преобразуется каждый день.
Кордон Беле является частью Алтайского заповедника. Здесь расположился посёлок на несколько домов с проживающими постоянно сотрудниками заповедника. Добраться до Белинского берега можно только водным путём. В зимние месяцы люди оказываются отрезанными от большой земли. На террасах Беле раскинулся фруктовый сад на несколько десятков гектаров. В силу необычного микроклимата здесь вызревают плоды экзотических для Сибири растений: грецкого ореха, абрикоса, винограда, груши. Основная достопримечательность – яблоневый сад: около 80 сортов, дающих к осени обильный урожай.
В Яйлю цветение яблони отлично дополняют местные деликатесы – специалитеты: яблочный сок, сидр, яблочное вино. К ним подают салат из папоротника-орляка, жареного телецкого хариуса. Затем травяной чай, но это уже совсем другая история…
Яйлю
Яйлю — центральная усадьба Алтайского заповедника. Здесь находятся администрация, отдел охраны и научный отдел. На контрольно-пропускном пункте можно оформить разрешение на посещение заповедных мест. В поселке открыта первая в России гибридная дизель-солнечная электростанция.
Made on
Tilda